Птичий переполох

Китай по-прежнему закрыт для российской рыбы. А Россельхознадзор теперь находит нарушения в китайской продукции, поступающей к нам. Глава Россельхознадзора Сергей Данкверт рассказал “РГ”, чем грозит эта торговая война, а также о том, зачем было вводить запреты на поставки импортных инкубационных яиц и как это повлияло на цены.
Птичий переполох
Из-за птичьего гриппа снизилось производство и выросли цены на мясо кур. Фото: EPA

Удалось сдвинуть с мертвой точки вопрос с поставками российской рыбы в Китай? Возобновился экспорт? Или это все-таки торговая война?

Сергей Данкверт: Никакой войны нет. Мы сами находили коронавирус на упаковках российской рыбы. Сегодня КНР предъявляет вполне объяснимые требования к поставкам продукции на свою территорию. Если бы у нас было такое количество населения и возможности так жестко регулировать, мы бы тоже так делали. Россия идет навстречу всем требованиям, которые они выдвигают. Мы организовали проверки российских предприятий и объяснили бизнесу: “Не будете выполнять – не будете экспортировать”.

По каким еще импортным товарам ждать запретов от Россельхознадзора?

Сергей Данкверт: С 9 июня Россельхознадзор ввел запрет на поставки кормов для животных из Эстонии. Решение принято из-за того, что эстонское компетентное ведомство не предоставило гарантий безопасности производства кормов и кормовых добавок, которые они поставляют в Россию. Кроме того, там оказались не готовы организовать инспекцию кормовых предприятий.

Доля Эстонии в общем объеме поставок кормов небольшая. Но здесь вопрос принципа и концепции. Требования ко всем одинаковы. Покажите, как вы сегодня эти корма производите. Потому что, когда мы разрешали вам поставки, у вас не было ни гриппа птиц, ни африканской чумы свиней, ГМО вы контролировали лучше. Потом вы перестали контролировать ГМО. Все страны будут проверены, которые поставляют корма для животных в Россию. Аналогичные меры приняты и по некоторым другим странам. Здесь у нас единый подход.

Поймите, если мы сейчас не будем все эти угрозы предотвращать, через какое-то время Россия будет вынуждена закупать эту продукцию за рубежом в гораздо больших объемах. А мы заинтересованы в том, чтобы она производилась на нашей территории.

Запреты, которые Россельхознадзор вводил на ввоз инкубационного яйца, повлиял на конечную цену продукции. Перестраховались?

Сергей Данкверт: На цену бройлеров повлияло в первую очередь подорожавшее зерно. А наши действия по закрытию поставок инкубационного яйца на цену птицы большого влияния не оказали. Но тем самым мы уберегли российских производителей от больших проблем, которые могли бы возникнуть, если бы с инкубационным яйцом на предприятие ввезли вирус. Кроме того, мы действовали точечно и быстро: закрывали поставки из определенных стран и регионов, но, как только нам предоставляли доказательства безопасности, мы поставки открывали.

Но зато, столкнувшись с проблемами закупки инкубационных яиц, теперь многие российские компании задумаются о необходимости своего производства, чтобы не зависеть от импорта. Некоторые крупные холдинги уже сейчас закупают инкубационные яйца только для родительского стада.

Птичий переполох
Сергей Данкверт уверен, что дефицит мяса птицы России не грозит. Фото: Сергей Николаев

Не грозит ли нам дефицит мяса птицы из-за вспышек птичьего гриппа? Насколько это подрывает нашу продовольственную безопасность?

Сергей Данкверт: Грипп птиц был всегда. Сейчас вспышка случилась в Европе. Европейские службы просто снизили уровень контроля. В России ситуация другая. Мы предпринимаем адекватные эффективные меры, поэтому масштаб бедствия несопоставим с европейским. В России, в отличие от многих стран, есть электронная сертификация, которая позволяет быстро реагировать на возможные угрозы. Если на каком-то предприятии выявлен очаг гриппа птиц, его продукцию уже невозможно пустить в оборот.

Ваши запреты поставок импортных томатов тоже не несут рисков повышения цен в магазинах?

Сергей Данкверт: Россельхознадзор не отвечает за цены. В наши функции входит обеспечение безопасности. И мы ее обеспечиваем. Если хотим, чтобы в магазинах были отечественные качественные томаты, от этого никуда не денешься. И здесь крайне важно не допустить завоз разных болезней и вредителей томатов. Не запретим ввоз опасной продукции сегодня-завтра потеряем все тепличное хозяйство, в которое за последний десяток лет вложены миллиарды инвестиций. Для каждого поставщика из любой страны наши правила неизменны: обеспечьте прослеживаемость продукции, покажите нам доказательства ее безопасности – и нет проблем, привозите.

А дальше уже надо анализировать, почему растут цены. Зимой томаты априори дороже, чем летом, так как совершенно иные затраты идут на их производство. Просто это совпало с нашими запретными мерами. В холодное время для производства томатов необходимо гораздо больше энергии, которая дорожает. Начиная с ноября и по март томаты дорожают всегда. Это объективные сезонные факторы. Если взять ежегодную статистику роста цен на этот продукт, вы увидите, что ничего не изменилось.

Не запретим ввоз опасной продукции сегодня – завтра потеряем все тепличное хозяйство и будем есть только импортные томаты

Вы выявляли в рыбной продукции из Китая нарушения – на упаковке содержалась неверная информация. Это тоже борьба с угрозами? Или ответные шаги на запрет поставок нашей рыбы в Китай?

Сергей Данкверт: Это рабочие моменты. Мы – крупные экспортеры, они тоже. Страна-экспортер должна выполнять требования страны-импортера, какие бы они ни были, даже если их и сложно выполнить. То же самое и при поставках их продукции к нам.

Какие новые рынки для российской рыбы были открыты после закрытия границ с Китаем? И какие планируется освоить?

Сергей Данкверт: Наши рыбаки наконец поняли, что нужно работать не с одним импортером, а с несколькими. Потому что работа с одним импортером (так же, как и работа с одним экспортером) всегда чревата тем, что работа может остановиться. Произошедшее с Китаем – хороший и правильный урок для наших экспортеров.

Поставки были перенаправлены, в частности, в страны Африки. При этом мы проработали открытие этого рынка не только по рыбе, но и по мясу птицы. Африка – серьезный перспективный рынок, с которым можно и нужно работать.

Рыбаки стали частично везти рыбу в центр страны. Но отдельные компании жаловались на излишние проверки со стороны Россельхознадзора. Не стоит ли ослабить хватку?

Сергей Данкверт: При транзите мы претензий не предъявляем. Но если был перегруз по пути, тут уж проверки не избежать. Непонятно, сколько товар пролежал на складе, в каких условиях, какого качества продукцию загрузят заново. А рыба – скоропортящийся продукт.

С другой стороны, если есть вопросы к работе Россельхознадзора, логично решать их через обращения в службу, но не через СМИ. А таких претензий нам не высказывали. Поэтому проблем с этим я не вижу. Но на всякий случай мы открыли “горячую линию” по этому вопросу. Если будут обоснованные претензии, мы готовы разбираться.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Следующая новость

Посевную кампанию завершили в Подмосковье на 91%

Вт Июн 22 , 2021
В Московской области посевные работы выполнены более чем на 91%. Об этом сообщает пресс-служба регионального министерства сельского хозяйства и продовольствия. На данный момент сев выполнен на 210,5 тыс. га. «Отмечу, что мы прибавили три с половиной тысячи гектаров к прошлому году», — сказал глава минсельхозпрода Сергей Воскресенский. Зерновые и зернобобовые […]

Подписывайся на Агроновости.ру