Молочные берега: зачем волонтеры приезжают к фермерам

В этом году Минсельхоз запустил в пилотном режиме волонтерский проект «Земляне» — добровольцы со всей России приезжают на фермы, живут там около двух недель и работают за еду. Желающих достаточно — многие рвутся работать на земле, но не могут себе пока этого позволить. Землевладельцы же остро нуждаются в рабочей силе. В чем прелести такого волонтерства, разбирался корреспондент «Известий», побывавший на ферме под Тарусой.

Как работает ферма

Первых коров породы Джерси мы закупили в Дании, но затем началось их воспроизводство у нас в Богимово, — говорит Эльвира Гудова. — Они такие же, только у них появились рога. Легко отличить: комолые — датчанки, рогатые — россиянки.

Эльвира Гудова — основательница проекта «История в Богимово», и за ней хочется записывать: она говорит, на ходу продуцируя мини-фразеологизмы. Эльвира вместе с братом Антоном Гудовым создала в небольшой деревне в 30 километрах от Тарусы Калужской области «Экоферму Джерси», которая выпускает продукцию под маркой «История в Богимово».

Молочные берега
Фото: пресс-служба Министерства сельского хозяйства РФ

— Вы знаете, сколько в день спит корова? — спрашивает она.

Я не знаю, мычу что-то невразумительное.

— Минут 20! Всё остальное время она жует. Это настоящий комбинат по переработке травы в белок, — говорит Эльвира. — Джерси — это молочный мерседес!

Территория фермы — 1200 га. На одну «органическую» корову надо два гектара. Но осенью еды на лугах начинает не хватать.

Мы стоим в коровнике, где, казалось, должно быть шумно, но там неожиданная тишина. На людей никто не обращает внимания. Коровы выстроились в ряд и молча жуют.

Другое дело — телята. Те бросаются на человека, словно стараясь его обнять, норовят облизать. Джерси — очень человеколюбивые коровы, говорят Гудовы.

Арнольд — бык — выглядит не слишком приветливым. Недавно он отработал свою еду, а теперь стоит в своем загоне один. О нюансах трудовых будней племенного быка подробно рассказывает кандидат экономических наук Антон Гудов, Арни вторит ему протяжно и недоброжелательно.

— А у вас есть любимая корова?

— Были Марта и Муха. Марта — потому что родилась в марте, это первая корова, которая у нас отелилась, — говорит Эльвира Гудова. — А Муха — ее дочь, у нее на лбу белое пятно. Сейчас, конечно, уже не различаю — коров слишком много. Хотя Муха — вон она, видите?

Хозяйка фермы показывает на корову, у которой на лбу белое пятно в виде четырехлистника клевера. Она поднимает на нас глаза и снова принимается за сено. Муха — это целый комбинат.

Молочные берега
Фото: Сергей Гурьянов

Возможно, сказывается обаяние хозяев, но молоко и масло на ферме кажутся особенно вкусными, даже по сравнению с теми, которыми привык закупаться у знакомого подмосковного фермера. Но главное в Богимово — это сыр. Здесь его делают много, разных видов — от мягкого имеретинского до чеддера. Для гостей фермы Эльвира проводит церемонию разрезания головки чеддера, завернутого в специальную ткань. Вызывают добровольцев: один берется за нож с одной стороны, второй давит с другой стороны. Улыбки, фото на память — пора резать, но не режется. Дело оказалось куда сложнее, чем все думали, — крепко спеленутый сыр не поддается.

— Подскажите, а как вообще называется процесс нарезки сыра? — спрашивают гости, ожидая красивых французских слов.

— А так и называется — нарезка сыра, — смеется Эльвира.

Что такое волонтерский проект «Земляне»

«История в Богимово» — не просто ферма. Эльвира Гудова замечает: здесь нельзя просто зарабатывать деньги. Часть фермерских доходов уходит на восстановление местной усадьбы Прончищевых, где родился знаменитый полярный исследователь Севера и которая, предположительно, описана Чеховым в рассказе «Дом с мезонином».

Есть и социальный проект: создание реабилитационного центра для приемных детей, а также деревни для тех, кто захотел переехать в сельскую местность.

Уже сейчас на ферме живут и работают волонтеры, помогая по хозяйству: убираются в коровнике, меняют сено, воду. Они приехали сюда в рамках программы «Земляне», запущенной Министерством сельского хозяйства. Всего несколько человек самых разных возрастов и из самых разных уголков страны — Тулы, Курска, Москвы, башкирских Учалов…

Волонтерское фермерское движение «Земляне», как поясняют в Минсельхозе, создается в рамках госпрограммы «Комплексное развитие сельских территорий». Проект стартовал в августе 2021 года. В нем участвуют 20 фермерских хозяйств из 11 регионов страны. В первый год реализации проекта организаторы надеются найти 100 волонтеров, но заявок уже больше — пока обработали 350.

Молочные берега
Фото: Сергей Гурьянов

Волонтерам организуют проезд, проживание, питание. Организаторы разговаривают с волонтерами, выясняют их мотивы, смотрят соцсети — важно, чтобы в проект не попали люди, которые сделают участие в проекте невыносимым для всех. Также они общаются и с фермерами, к которым выдвигается ряд требований по безопасности волонтеров, пытаясь понять, подходят ли они для такого проекта.

— Волонтерское движение «Земляне» выводит синергию молодежи и села на новый уровень, — говорит директор департамента развития сельских территорий Минсельхоза России Ксения Шевелкина. — Минсельхоз не рассматривает проведение волонтерских стажировок исключительно как агротуризм — они направлены в том числе на оказание реальной помощи предприятиям-сельхозтоваропроизводителям, изучение рынка труда на сельских территориях, исследование потребностей сельских территорий в волонтерской помощи в социально-культурной сфере.

На ферме волонтеры работают несколько часов в день или чередуют дни рабочие с развлекательными — для них организуют мастер-классы, экскурсии. Волонтеры из «Истории в Богимово», например, в прошлое воскресенье отправились с экскурсией в Тарусу и Поленово, где посмотрели, как жил знаменитый художник и какие пейзажи рисовал.

— Программа «Земляне» для нас очень важна, потому что дополняет и развивает наше собственное направление волонтерского агротуризма, — говорит Эльвира Гудова. — Проект наш многогранный, рабочих рук катастрофически не хватает, ведь мы еще и восстанавливаем старинную усадьбу. Так что движение «Земляне» — это очень большая помощь, поддержка и взаимное обогащение.

Кто такие сельские волонтеры

— Я помню, как ездил «на картошку» студентом по разнарядке, — говорит Аркадий, один из волонтеров. — Потом, еще в Советском Союзе, я преподавателем сам сопровождал туда студентов. Теперь, наконец, в Минсельхозе нашли правильный формат…

Интерес к такому виду волонтерства появился давно. Директор организационного комитета проекта «Земляне» Анастасия Некрасова рассказывает: раньше россияне, мечтающие поработать на земле, сами искали фермеров, которые были бы согласны их принять. Обращались в том числе на соседнюю ферму «Родники», которой владеет ее супруг. Изначально она и создавалась как волонтерская. Желающих поработать на земле они приглашают к себе уже пять лет, при этом не получая с этого никакого дохода, — основная работа у семьи в Москве.

— У нас много кто был. Были люди, которые всю страну объездили, — говорит Некрасова. — И как они, бедняги, мучились, чтобы эти фермы находить, к ним приехать… Поэтому и возникла идея своеобразного Airbnb для фермеров-волонтеров.

Анастасия рассказывает, что целевая аудитория проекта — студенты аграрных вузов, молодежь, интересующаяся работой на земле, а также люди, уставшие от города и желающие обзавестись своим хозяйствам, но по разным причинам пока не решившиеся на это. Также много одиноких людей 25–45 лет, которые свободны для перемещений и готовы проводить время с единомышленниками. Много было запросов от молодых мам с детьми и от пожилых пар, которые хотели бы пожить на природе, но не имеют денег на свой дом.

— Кроме того, к нам на волонтерские программы приезжали много жителей северных территорий — еще до того, как мы это централизовали, — рассказывает Некрасова. — У них очень плохо там всё растет, и просто приезжать, работая на ферме, где всё растет хорошо — уже для них удовольствие.

Молочные берега

Руководитель оргкомитета волонтерского движения «Земляне» Анастасия Некрасова

Фото: пресс-службы Министерства сельского хозяйства РФ

Однако главная мотивация для волонтеров — быть внутри сообщества, общаться с единомышленниками.

— В проекте прописано, что желательный срок пребывания — это две недели, и это правильно, потому что первые дни уходят на адаптацию и только потом начинается движуха, — говорит она. — Но часто было, что волонтеры приезжали на две недели и оставались на весь сезон. Через нас прошли 50–60 волонтеров, и 50% остаются сразу или приезжают в следующем году.

По ее словам, приезжают даже те, у кого есть дача, потому что там не так интересно. Они говорят: мы нигде таких людей, как у вас, больше не встречаем.

Гости фермы во главе с ее основателем Антоном Гудовым уходят осматривать сады — пробираются через траву в сторону леса и вскоре скрываются из вида.

— Кто-то с единомышленниками едет отдыхать в лесу, но это — совсем другое, — объясняет Анастасия. — Тут — якорь, тут — перспектива в будущем что-то делать на земле. У Эльвиры есть идея о деревне для людей предпенсионного возраста, которых социум выталкивает из городов и которые могут там бесплатно жить и работать, и она очень хороша: там такая конкуренция будет, я вас уверяю, просто не передать.

Зачем волонтеры едут в деревню

— Я научилась работать вилами! Это не так просто. Ими, если постараться, можно взять из стога сена такую охапку… ну метр-полтора диаметром, — показывает руками преподаватель иностранных языков из Тулы Наталья Звягина.

Наталья узнала о проекте «Земляне» из соцсетей. Перспектива поехать на ферму и там поработать ей понравилась, хотя в комментариях было много негатива: что, мол, за рабство — работать на ферме за еду?

— Я не стала эти комментарии воспринимать, написала организаторам, — говорит Звягина. — Я люблю эту атмосферу деревни, фермы, села, в хорошем смысле глуши. Но тесно с этим никогда не сталкивалась и решила, что очень хорошо было бы туда поехать.

Молочные берега
Фото: пресс-служба Министерства сельского хозяйства РФ

Сравнения с детским лагерем для взрослых Наталья отвергает — все-таки волонтеры на ферме работают, выполняют пусть не сложную, но важную работу, несут определенную ответственность.

Бислан Денисламов, у которого в жизни уже всё определено, — он учится в Государственном аграрном университете Казани, потом вернется на родину в башкирские Учалы и будет поднимать село там, — тоже подчеркивает, что чувствует себя именно волонтером, человеком, который выполняет определенные задачи.

Молочные берега
Фото: пресс-служба Министерства сельского хозяйства РФ

— Да, для них ферма — это бизнес, а для меня — помощь в развитии сельского хозяйства, — говорит он. — Я знаю, какой это огромный труд, знаю, какая существует нехватка рабочей силы. Волонтерам нужно ездить в такие места.

Наталья Звягина говорит, что чувствует себя здесь свободным человеком, не туристом.

Турист — это когда со стороны, а я здесь — свободный человек, который действует по своей воле, у меня есть какая-то сверхзадача, — поясняет она. — И я познакомилась с очень хорошими людьми, с которыми хотела бы поддерживать отношения всю жизнь. И очень хотела бы сюда вернуться в следующем году.

Волонтеры надеются, что опыт, полученный на ферме, применят и далее, может быть, на своей ферме.

Я сюда ехала с мыслью, что, может, и хотела бы заниматься этим в будущем: переехать поближе к селу, а может, и свое что-то начать, — говорит Наталья. — Но сейчас я посмотрела на это изнутри и думаю, что пока у меня мало опыта, навыков предпринимательства. Для бизнеса какое-то образование нужно. Хотя приезд сюда помог понять, что мы можем всё, если есть желание что-то сделать. Я ехала и знать не знала ни о какой усадьбе, ни о какой истории. А теперь знаю, что здесь еще и сохраняют историческое наследие, есть благотворительный проект. Я вижу, куда деньги идут. Это больше, чем бизнес.

Читайте также

источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Следующая новость

Две российские винодельни оказались в топ-50 лучших в мире

Вт Сен 21 , 2021
Фото: iStock Две российские марки попали в топ-50 лучших виноделен мира по версии World”s Best Vineyards. Церемония состоялась в понедельник. Российская марка “Имение Сикоры” оказалась на 20 строке, а “Долина Лефкадия” – на 23 месте. Кроме того, российские производители попали в шорт-лист конкурса – их можно найти в первой сотне […]

Подписывайся на Агроновости.ру