В России не хватает своей говядины – ежегодно в страну завозится около 400 тыс. тонн. Но, по мнению экспертов, наибольший потенциал роста у нас не столько в производстве мяса, сколько в выращивании и продаже живых сельхозживотных. Для небольших фермеров и даже горожан, переехавших в села из-за пандемии, выращивание крупного рогатого скота может быть куда более рентабельным, чем любое направление в АПК или какой-то “городской” бизнес.
Какую корову выращивать выгоднее всего
Фото: Илья Наймушин/РИА Новости

По итогам года в России будет произведено 1,65 млн тонн говядины – примерно на 30 тыс. тонн больше, чем в прошлом году, подсчитывают в Национальном союзе производителей говядины (НСПГ). “Рост производства есть, он заметен, но он существенно меньше существующего потенциала и отрасли”, – считает генеральный директор союза Роман Костюк.

Но, по его словам, основным продуктом для нас является живой скот, который, в том числе, идет и на экспорт. Огромное количество стран вокруг России, не обладая такими большими территориями, готовы покупать наших бычков и телочек десятками тысяч голов мясных пород. Но длинный инвестиционный цикл и отсутствие инфраструктуры в отрасли сдерживает развитие отрасли. Система справедливого оборота купли-продажи скота находится в серой зоне, говорит Костюк. “Сегодня скот торгуется через телефоны, через посредников. Если покупатель хочет найти в России партию скота, то надо обзвонить 86 регионов и чуть ли не каждый район, чтобы выяснить, у кого есть скот”, – поясняет эксперт.

В России зарегистрировано 14 пород мясного направления: казахская белоголовая, русская комолая, калмыцкая и многие другие. По “скороспелости”, выходу мяса, постности они делятся на три группы: большие, средние и малые. Есть породы, которые выведены для зернового, кукурузного откорма – такие породы больше подходят для сочного, американского стейка. А есть породы, которые дают мясо травяного откорма – оно более постное. У пород травяного откорма полезной Омеги-3 гораздо больше, чем у пород зернового откорма. Но в российских магазинах говядины на травяном откорме почти нет. В стране нет специализирующихся на этом компаний. Травяной откорм занимает больше времени, а все инвестировали средства в быструю отдачу, то есть зерновой откорм, говорит Роман Костюк.

Мясное скотоводство – недешевое удовольствие, признает он. Оно сложнее и с точки зрения сроков выращивания – на возврат инвестиций можно рассчитывать не менее, чем через 10 лет. Хотя мясное скотоводство проще с точки зрения администрирования и управления процессами. Здесь нет капитальных сооружений – это большая экономия.

Но Роман Костюк уверен, что мясное скотоводство в России имеет неограниченные возможности. “Мясные животные в мире всегда выступали в качестве средства накопления. Все когда-то начиналось с биржевых торгов золотом и скотом. Это сверхмаржинальный товар, который растет в цене вместе с возрастом и весом”, – говорит эксперт. Но россияне всегда были больше растениеводами и охотниками, поэтому пока этот бизнес не особенно прижился у нас.

Сейчас отраслевой союз как раз запускает строительство национальной сети скотных рынков России и стран таможенного союза – уже подписано соглашение с Казахстаном и Киргизией. Первые пробные торги прошли в начале декабря в Тверской области. “Такие торги открывают возможности инвесторам для краткосрочных и среднесрочных частных вложений. На скотной бирже можно играть так же, как с акциями”, – поясняет эксперт. По его подсчетам, на континенте не хватает примерно 12 млн голов только маточного скота. Примерная стоимость такой головы – 1 тыс. евро. Значит, потенциальный рынок может составить 12 млрд евро.

По словам Романа Костюка, на российском рынке присутствует несколько крупных проектов по выращиванию скота мясных пород, около 1-2 тыс. средних проектов. Но основное поголовье выращивают фермеры: они содержат маточный скот и телят в 6-8 месяцев и продают более крупным хозяйствам. “Такой бизнес очень удобный, он приносит быстрый денежный оборот – 1 год”, – считает Костюк. Свыше 60% поголовья КРС выращивается в личных подсобных и мелких фермерских хозяйствах. При этом именно для маленьких хозяйств эксперт видит наибольшие перспективы в этом бизнесе. “Здесь не нужны серьезные инвестиции, площадки. Есть ты пасешь коров, которые живут в естественной среде обитания круглый год на выпасе, то в конце года у тебя будет товар, который ты всегда продашь и получишь хорошие деньги”, – считает эксперт. По его оценке, рентабельность такого бизнеса может составлять 20-40%. При этом такой бизнес может осилить и горожанин, решивший во время пандемии переселиться в село. Нужен разве что стартовый капитал на покупку животных. Но, если “переселенцам” предоставить типовую модель фермы, поддержанную инфраструктурой, то у них будет работа прямо с момента переезда.

По оценке союза, сейчас в России около 1,2 млн голов маточного скота специализированного мясного КРС. А увеличение до 5 млн голов может вовлечь в оборот более 20 млн га сельхозземель (включая предгорья и неудобья) для обеспечения кормами и пастбищами. Может быть создано не менее 100 тыс. новых фермерских хозяйств.

“Чтобы выполнить поручение президента о развитии сельских территорий, ни одна другая отрасль не сможет дать такого эффекта”, – уверен Костюк. Свинина, птица, кролики – промышленная индустрия, где фермер не нужен. Например, выращивание птицы – вроде бы простое дело. Но конкурировать с фабриками, способными произвести миллиарды кур, фермеру невозможно. Если же говорить о мясном скотоводстве, самые крупные перерабатывающие комплексы с удовольствием будут покупать у фермера бычка на откорм и убой. Это ведь дефицитный товар. А самое главное: такой бизнес приносит не только доход, но и удовольствие, подчеркивает эксперт.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *